Главная » Политика » Олег Кожемяко: Врать не надо было!

Олег Кожемяко: Врать не надо было!

«Под обоснованные проекты государство может дать денег. А если ты не обосновываешь, не прописываешь – так их и нет. На глаз, что ли, отсыпать?»  «Я имею право говорить: здесь у нас сейчас очень плохо», – заявил спецкору газеты ВЗГЛЯД и.о. главы Приморского края Олег Кожемяко. В регионе за «новыми красивыми мостами» проступает худшая по оснащенности на Дальнем Востоке социалка, которая требует неотложного внимания. При этом Кожемяко заверил, что на социальные программы «деньги есть».

– Верю, что такой диалог нам нужен, – говорит вице-губернатор Константин Межонов, предваряя появление Олега Кожемяко на трибуне актового зала администрации Приморского края. В зале – более сотни владивостокских учителей, собравшихся на встречу с и.о. главы региона.

– Главное, чтобы это был диалог, а не монолог, – отчетливо произносит соседка спецкора газеты ВЗГЛЯД.

Первые несколько минут речи – традиционные сентенции о важности образования, работы учителей и прочие приличествующие случаю слова – кажется, подтверждают ее опасения. Педагоги успевают уткнуться в телефоны, а кто-то – и приложить трубки к ушам: «Тут, похоже, надолго, Настю можешь из садика забрать?»

– Ни одна школа края не попала в топ-500 российских школ, – без перехода меняет регистр Кожемяко. – Отсутствуют победители российских олимпиад. Притом что Приморье – самый густонаселенный регион Дальнего Востока. Не внедрялись и не применялись передовые методы организации обучения. Двадцать процентов школьников – 37 тысяч – учатся во вторую смену. 36 тысяч детей лишены возможности посещать детские сады. Половина школ нуждается в хорошем капремонте, еще половина – по-хорошему – ремонту не подлежит, надо закрывать и строить новые. На 26 тысяч вакансий у нас 22 тысячи педагогов…

Итого нехватка четыре тысячи. Очень интересно – учитывая, что в начале лета Андрей Тарасенко, предыдущий и.о. краевого главы, сообщил газете ВЗГЛЯД о том, что Приморью не хватает около 500 учителей. Что тоже немало, но почти на порядок меньше. 3500 учителей покинули край за полгода? Или кто-то дал неверную информацию Андрею Владимировичу?

Ни одна школа края не попала в топ-500 российских школ. Отсутствуют победители российских олимпиад. При том, что Приморье – самый густонаселенный регион Дальнего Востока (фото: Юрий Смитюк/ТАСС)

Ни одна школа края не попала в топ-500 российских школ. Отсутствуют победители российских олимпиад. Притом что Приморье – самый густонаселенный регион Дальнего Востока (фото: Юрий Смитюк/ТАСС)

– Наша одиннадцатиклассница заняла второе место на олимпиаде по английскому языку, – тем временем берет слово преподаватель владивостокской школы №57.

– Уже хорошо, – делает пометку Кожемяко.

– Почему эта информация не прозвучала в вашем докладе? – напирает «пятьдесят седьмая».

– Что не прозвучала – плохо, – признает докладчик. – Мы подготовим все, чтобы отметить коллектив, добившийся такого успеха.

Напор на «такого» означает, что последует контратака. Долго ждать она себя не заставляет.

– Нам что, лакировать что-то друг перед другом надо? – тихо спрашивает учителей Кожемяко. – У нас что, все хорошо, ничего менять не будем? Правда? Ни в образовании, ни в социальной сфере? Ни в медицине, где все обстоит еще хуже, чем у вас?

Телефоны постепенно исчезают из поля зрения. Кажется, те, кто хотел диалога, получили его – причем в большей степени, чем ожидалось.

«У нас сейчас очень плохо»

– Я имею право говорить: здесь у нас сейчас очень плохо, – заявляет спецкору газеты ВЗГЛЯД Олег Кожемяко. – Я сам отсюда, здесь родился, знаю Приморье с детства, работал здесь полжизни. Помню и период расцвета, и тяжелые годы – когда предприятиям приходилось организовывать питание в школах и детских садах. Помню и надежды Приморья – когда край увидел перспективы нового подхода, новых взглядов, новых взаимоотношений при подготовке к саммиту АТЭС 2012 года.

Роль больших проектов, подчеркивает Кожемяко, отрицать и невозможно, и глупо:

– Появились мосты, объездные дороги, Владивосток соединился с островом Русский, город привел себя в порядок после многочисленных войн между краевой и городской властью… У людей появились надежды на то, что эти позитивные перемены не остановятся. Что они коснутся не только прорывных проектов – создание специальных условий, экономических зон, новых мостов, нового городского облика. Надежды на то, что все это коснется простого человека. Наличия врачей в больницах, хорошего медицинского оборудования. Хорошего двора. Хороших дорог. Возможности устроить ребенка в школу, детский сад…

– Так вот, – обрывает перечисление Олег Кожемяко. – Простой человек всего этого не увидел. Потому что власть должна была подхватить этот порыв – и не подхватила его.

– Какая?

– Прежде всего краевая, – уверен и.о. главы Приморского края. – Чтобы правильно распределить ресурсы и направить их на человека. А не догонять большие проекты, пытаясь уцепиться за них и бросив людей на произвол, по большому счету.

Кожемяко возвращается к подведению итогов. Восемь лет не менялась сумма на питание в школе: «Сейчас увеличили вдвое, плюс стакан молока. Это важно, не надо улыбаться». Не проводились ремонты школ – «деньги собирали с родителей, с нищих районных бюджетов». На дороги – «почти ничего». Программы строительства жилья, поддержки тех, кто нуждается в квартирах – «о них приморцы уже успели забыть».

– Вот этот разрыв федеральной повестки с движением вперед и отсутствие социальной политики, да еще с попыткой позиционироваться перед жителями: мол, «все, что сделано, сделали мы…», – взвешивает тезисы предшественников Олег Кожемяко.

И – взрывается:

– Врать не надо было! Все это сделали президент и государство, все это оплачено из госбюджета, все эти деньги – федеральные! А край должен был заниматься людьми! Тогда бы получился единый формат улучшения условий и создания перспектив для дальнейшего развития.

А вместо этого наши жители задали себе справедливый вопрос: а что там, за новыми красивыми мостами-то? Социалка – худшая на Дальнем Востоке по оснащенности:

деньги не выделялись. Уровень заболеваемости – самый высокий в федеральном округе. Очереди в школах – самые большие. Динамичность развития края не была подхвачена на местах. Инерционно в 2012–2013 годах еще двигались, а потом пошли вниз. Как следствие – демография. И смертность больше рождаемости, и отток населения.

– Чего теперь Приморский край вправе ожидать от федеральной власти?

– Федеральная власть предлагала всегда. А всегда ли пользовался этим Приморский край? – спрашивает Кожемяко. – Ведь для того чтобы Москве узнать, что нужно на месте, надо чего-то у нее попросить. Или хотя бы обозначить проблему. Сказать: «У нас отсутствуют спортивные сооружения – площадки, залы, бассейны, корты, ФОКи. Нет нормальных поликлиник, амбулаторий, нормальной модернизации больниц. Школ, где сплошь вторая смена, особенно в городах. Детских садиков». Но эти вещи не вытаскивались на федеральный уровень.

Вместо этого мы всё скрывали. Показывали: у нас благополучный бюджет, высокое качество управления. У нас всё хорошо. Проблемы усугублялись, усугублялись, усугублялись – и в итоге выстрелили!

Зачем говорить «у нас всё хорошо», когда у нас всё плохо?! Нет же, упорно лакировали картинку – и даже более того.

«Нас заставляли это дело скрывать»

Одну из последних историй с приморской «картинкой» спецкор газеты ВЗГЛЯД услышал – в качестве аппаратного анекдота – еще в Москве. Осенью, встретившись с Дмитрием Медведевым, Олег Кожемяко убедил главу правительства выделить деньги на покрытие крупной кредиторской задолженности краевого здравоохранения. Появился документ, «расписанный» первому вице-премьеру – министру финансов Антону Силуанову. После чего движение по вопросу затихло – поскольку в Минфине не обнаружили соответствующих документов из Владивостока.

– Чистая правда, – подтверждает Кожемяко. – Раздобыл у Дмитрия Анатольевича 1 миллиард 700 миллионов, ни много ни мало. Две недели ждал деньги. Потом звоню Антону Германовичу: «Когда дадите?» А он мне: «Так у нас нет сведений о вашей кредиторке».

Вызываю главу департамента здравоохранения, задаю вопрос. Получаю ответ: «Нас вышестоящие руководители заставляли это дело скрывать. Чтобы показать, что у нас все хорошо». Вот как это?

– Как обычно в регионах. Не высовываться перед центром, чтобы не получить по шапке.

– Лучше показать проблему как она есть, – уверен и.о. главы Приморского края – не отрицая, впрочем, что бывает и так. – Показать и вместе ее решать. Вместе с федеральным центром. С краевыми коллегами, с нашими собственными возможностями. Государство предлагает возможность участвовать в решении проблем – так докажите: «Нам нужно это, это и это». Обоснуйте! Указами президента формируются задачи. По здоровью населения, уменьшению смертности, улучшению демографии. По наличию тех же спортплощадок. По отсутствию тех же вторых смен в школах.

«Ребята, – говорит центр регионам, – вытаскивайте проблемы на свет – будем рассматривать, решать». Но если субъект их не вытаскивает, как Москве догадаться?..

Результат, по мнению Кожемяко, не просто проблема, а острейший социальный кризис в Приморском крае. Плюс недоверие людей – проявившееся, прежде всего, на голосовании в сентябре.

– В последний год были предприняты какие-то попытки, – подытоживает Олег Кожемяко наследие Андрея Тарасенко. – Но, к сожалению, они не дали результата. Не были приняты системные решения, позволившие людям увидеть перспективу. Вот результат. 

«Да есть деньги!»

– Лучше искать деньги, то есть разбираться с одной причиной, чем иметь две: и отсутствие денег, и проблемы в образовании и социальной сфере, – объясняет Олег Кожемяко одному из владивостокских учителей. – Только я же и спрашивать могу иногда, а не только давать.

Дать планируется вот что: зарплаты учителям – до 38 тысяч с нынешних двадцати семи. Воспитателям в детсадах – 35 тысяч против имеющихся двадцати. Подъемные молодым специалистам – до 400 тысяч и плюс десять тысяч к зарплатам. Ипотека для педагогов – 5,5 процентов. Льготы по ЖКХ – вполовину. До конца года запланировано 250 миллионов рублей, дальше, соответственно, больше.

– По стройкам новых школ и ремонту имеющихся – отдельный план: все работы – за счет федерального бюджета, а краевые деньги должны поддерживать наших педагогов, – объявляет Кожемяко.

План предстоит обосновать в профильном министерстве. На фоне общефедерального «денег нет» как минимум интересная заявка. 

– Да есть деньги! – уверяет спецкора газеты ВЗГЛЯД Олег Николаевич. – Сегодня федеральный центр дает деньги на ремонт и строительство школ. Есть программы Минобразования. Есть программы Миндальвостокразвития. Есть другие программы – тоже обеспеченные деньгами. Под конкретные, обоснованные проекты государство может дать денег. А если ты не обосновываешь, не прописываешь – так их и нет. На глаз, что ли, отсыпать? Не скрывать, показывать, доказывать – и двигаться вперед. И люди поверят, что правильные изменения пошли.  

Деньги в крае, похоже, действительно появились – судя по тому, что за без малого два месяца успела сделать администрация Олега Кожемяко, кроме новых зарплат для «социалки». Закон о «детях войны» – по компенсациям и льготам – назрел давно, приняли только сейчас. Госпрограмма для дольщиков – докапитализации, бюджетные гарантии на полтора миллиарда рублей. Дольщиков в Приморье относительно немного – с полтысячи, но вопрос многих из них не решается уже десятилетиями.

Отдельно отмена обязательной установки ГЛОНАСС на подержанных «японках»: минус несколько десятков тысяч рублей с цены и обслуживания, что для практически полностью праворульного Приморья весьма кстати. А среди прочих мер, призванных оживить приморскую «социалку», и не только ее – возможный перенос столицы ДВФО из Хабаровска во Владивосток.

– Если все ключевые организации, компетенции, квалификационные институты какой-либо отрасли находятся в Москве или в Хабаровске – а во Владивостоке работают просто инженеры-исполнители, – то о чем мы говорим, о каком развитии? – спрашивает Кожемяко. – 

Ну вот выучился человек. Опыт наработал. Достиг потолка роста. Чтобы расти дальше, сегодня ему надо переезжать. А он любит Приморье. А расти надо. И он все-таки переезжает. В ту же Москву. Или в Сингапур – Гонконг – Корею.

В любом случае, происходит отток. А если здесь разместить окружные органы, то можно вырасти с краевого уровня, прибавить в зарплате, выпестовать себе смену и развиваться дальше…

– Осталось убедить в этом жителей Хабаровского края.

– При всем уважении, – говорит Олег Николаевич, – это мы – самый населенный регион на Дальнем Востоке. У нас климат лучше, чем в Хабаровске. Здесь проходят саммиты, форумы, на которые приезжают главы государств. Здесь порты незамерзающие, железная дорога. Все здесь!

Однако прежде всего, полагает Кожемяко, для развития необходимы четкие и понятные краевые законы:

– Базовые законы, подтвержденные денежными средствами – в здравоохранении, в образовании, в социальной сфере, в дорожной сфере, в обустройстве городов, гарантируют: кто бы ни был во главе региона – он будет обязан решать конкретные задачи, которые в этих конкретных законах указаны. Не бегать, не тушить возникающие то тут, то там пожары – это ничего не даст: ни сил, ни средств не хватит. Лечить надо не последствия, пусть и разросшиеся. Не язвы как таковые – а причины их возникновения. Принять законы – то, что можно сделать уже сейчас для того, чтобы направить процесс в нужном направлении. Уже с конца нынешнего года – и тем более с 2019-го.

«Здесь все же не Корякия»

Самым трудным регионом для себя – из четырех, где довелось управлять – Олег Кожемяко считает «все-таки Корякию»:

– И первый мой субъект Федерации, и проблем было очень много. В системе ЖКХ допустили разморозку всего, что можно и нельзя. Провал в той же социальной сфере. Плюс ко всему еще и землетрясение… Амурская область – пожары и наводнения. Сахалин – сейчас по десятку новых школ сдаем, а три года назад только мечтать об этом могли и о многом другом.

Каждый регион, констатирует Кожемяко, прежде всего учит принятию решений:

– Ты можешь примерно предполагать, как твое решение отразится через год или два. Что оно принесет. И принесет ли какой-то результат вообще. Уже можно действовать не методом тыка. Ты знаешь, что в таких-то ситуациях есть такие-то и такие-то варианты, работающие таким-то образом в таких-то условиях. И уже смелее принимаешь решения – понимая, что цели будут достигнуты. В этом есть преимущество того, что какие-то этапы ты уже прошел.

– Здесь все же не Корякия, при всем уважении. И даже не Сахалин.

– Здесь у меня родной край! – напоминает Олег Кожемяко. – Это легче. Работы кратно больше – непростой, трудной. Но есть желание работать. Объединить всех, кто желает позитивных изменений в крае, и работать. Тогда год за годом край будет меняться и хорошеть.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник