Главная » Политика » Трамп пугает не Путина, а Европу с Китаем

Трамп пугает не Путина, а Европу с Китаем

Дональд Трамп любит повторять один и тот же прием  Заявление Трампа о готовности США выйти из договора о РСМД неслучайно прозвучало накануне визита в Москву его помощника по нацбезопасности Болтона. Президент США действует в своей любимой манере – повышает ставки с целью добиться уступок от противника. Причем совсем не в той сфере, в которой нагнетается ситуация. Вот только сейчас Трамп играет не столько с Россией, сколько с Европой и Китаем.

О том, что договор о ликвидации ракет средней и малой дальности, заключенный Горбачевым и Рейганом в 1987 году, не жилец в среднесрочной исторической перспективе, говорилось уже давно. Причем и в Москве, и в Вашингтоне. Правда, в последние годы об этом больше говорили американцы. Так что, получается, что заявление Трампа вполне ожидаемо и логично? И мир готовится к возвращению во времена гонки ядерных и ракетных вооружений 50–80-х годов? Нет – потому что с тех пор изменилась как расстановка сил в мире, так и цели американцев.

Что двигало США в конце 70-х – начале 80-х, когда они решили развернуть ракеты средней дальности в Европе? Страх перед СССР, носивший очень серьезный характер. В отличие от 50-х – начала 60-х годов, когда американцы хотя и изо всех сил раздували «красную угрозу», но на самом деле не сомневались в своем ракетно-ядерном превосходстве, к 70-м годам две сверхдержавы не просто достигли ядерного паритета. Нет, все было гораздо хуже для США – они стали проигрывать СССР в геополитическом противостоянии. Не военном, а общепланетарном.

Проигранная Америкой вьетнамская война привела к образованию коммунистической Юго-Восточной Азии. Усиление позиций СССР в Африке в середине 70-х, рост левых настроений в Испании и Португалии, Исламская революция в Иране и ввод советских войск в Афганистан – все это воспринималось в Вашингтоне как свидетельство наступления Советов на позиции американского глобалистского проекта. Причем происходило это на фоне внутриполитического кризиса в США, связанного с вынужденной отставкой президента Ричарда Никсона в 1974-м. То есть ослабления и кризиса самой Америки.

В этих обстоятельствах переход к повышению ставок и усилению давления на СССР был для Америки более чем логичным – она проигрывала и должна была что-то делать для того, чтобы переломить эту тенденцию. Размещение новых ракет в Европе в этом контексте воспринималось Америкой как ответ на наращивание мощи СССР. В том числе и ракетной.

Другое дело, что успех этой американской стратегии был вызван тем, что в СССР в 1985-м началась перестройка, частью которой для Горбачева было и стремление сначала снять напряженность, а потом и вовсе установить дружеские отношения с США. Без этого никакие «звездные войны» и новые ракеты в Европе ничего бы Вашингтону не дали. А что мы видим сейчас?

Боятся ли в США России, рассматривают ли ее как главную и смертельную угрозу не только своему господству в мире, но и самому существованию? Конечно же, нет. Шизофренический спектакль с «российским вмешательством» в американские выборы нужен исключительно для внутренней аудитории. А его побочный внешнеполитический эффект можно даже не особо принимать во внимание. Да, Америке неприятно, что Россия восстанавливает свои позиции – военные и геополитические – но ее не воспринимают как кошмарную угрозу для США. В этом принципиальное отличие от ситуации времен холодной войны.

Поэтому у США нет ни планов по развертыванию новых ракет в Европе, ни самих этих ракет в нужном количестве – и разговоры о РСМД нужны Вашингтону вовсе не для того, чтобы обезопасить себя от российского удара или угрожать России. Смысл разговоров о выходе из РСМД совсем в другом.

Россия сейчас не рассматривается США в качестве главного противника – если говорить не о военном, а о геополитическом противостоянии. То есть Россия остается единственной страной в мире, способной уничтожить США – так же как и Америка является единственной державой, способной уничтожить Россию. Но в США уже не верят в сказки о том, что «коммунисты хотят захватить весь мир и не остановятся перед ядерной войной». Хотя для них не было никакого основания даже в 50-е годы, когда наши отношения переживали худший этап, и между Москвой и Вашингтоном не было практически вообще никаких контактов на уровне даже министров, не говоря уже о первых лицах. За период с 1946 по 1958 год состоялась всего одна встреча в верхах – в 1955 году в Женеве, когда советские лидеры встретились с руководителями США, Великобритании и Франции. Сейчас оснований для страха перед нападением России на США у Вашингтона нет. А что есть?

Есть страх потерять положение мирового гегемона. То есть не просто самой сильной, но и ключевой мировой державы. То, что это уже фактически произошло, пока не стало для американских элит непреложным фактом – они хотят «продлить мгновение» почившего однополярного мира. Ну или, как минимум, гарантировать Америке статус «самого сильного» на ближайшие десятилетия. Это уже более реалистичная стратегия.

Ее и придерживается Дональд Трамп – к неудовольствию глобалистов, рассматривающих США как часть единого Запада, который, в свою очередь, должен оставаться платформой для продвижения по всему миру «единственно верного учения о глобализации». Трампу не интересен ни глобалистский проект, ни единый Запад под руководством США отчасти потому, что он понимает его обреченность, в том числе по причине его искреннего американского патриотизма. Поэтому он делает все для того, чтобы усилить мощь самих США за счет ослабления их конкурентов и противников. А кто они?

Это Китай и Европа. Трамп рассматривает Китай как экономическую угрозу для США в борьбе за мировые рынки и рабочие места для американцев. Точно так же он рассматривает и Европу – она не нужна ему как сильный конкурент, поэтому лучше бы Европейский союз был ослаблен или вовсе распался. То, что у Китая с США есть и военные противоречия, а с Европой их сейчас нет, не имеет принципиального значения. Трампу нужно ослабить позиции обоих противников, чтобы усилить мощь США.

При чем здесь ракеты? Ровно при том, при чем была шумная кампания вокруг «ядерной угрозы» Северной Кореи или упреки Европе в нежелании платить справедливые взносы в НАТО. Трамп хотел уступок от Китая по торговым вопросам и давил на все, что можно: важную для Китая корейскую тему, тайваньский вопрос или проблему Южно-Китайского моря. Трампу нужны уступки и разлад в Европе, и он давит на все возможные ее больные точки: Брексит, расходы на оборону, бюджетные проблемы, торговлю с Ираном.

Теперь вот ракеты: пускай европейцы понервничают по поводу того, что «ради их же безопасности» нужно будет разместить у себя новые американские ракеты. Да еще и оплатить сам процесс.

При этом никакого размещения новых ракет в Европе не будет – просто потому что никому это не нужно. Как не будет и стремительного выхода из договора о РСМД – в лучшем случае это произойдет через год. Но за это время Трамп попробует разыграть эту карту и против Европы («платите больше» и «покупайте американское»), и против Китая. Не получится? Ну, что-то отжать удастся, а потом ведь важен и сам процесс.

Америка в любом случае в краткосрочной исторической перспективе «вожак стаи, потерявший свой статус и спускающийся с горы». Так что ей нужно огрызаться, рычать и громко выть. Чтобы не разорвали раньше времени.

Подпишитесь на ВЗГЛЯД в Яндекс-Новостях

Источник

Добавить комментарий