Главная » Здоровье » Болезни глаз у пожилых: как вовремя их заметить

Болезни глаз у пожилых: как вовремя их заметить

Многие пренебрегают регулярными профосмотрами у офтальмолога. Кажется, если проблем нет, то и беспокоиться нечего. Однако такое легкомыслие чревато серьезными проблемами.

Например, мало кто замечает первые симптомы распространенного среди пожилых людей т.н. идиопатического макулярного разрыва. Однако, когда зрение серьезно падает, спасти его может лишь сложная операция. Сегодня, к счастью, появились новые технологии, которые дарят надежду таким пациентам. Но проблема в том, что они малодоступны.

О том, как не проморгать (во всех смыслах) болезнь глаз и что делать, если ее диагностировали, обозревателю «МК» рассказала учредитель и председатель Фонда исследований и лечения заболеваний сетчатки глаза, витреоретинальный хирург офтальмологической клиники «3Z» Татьяна АВАНЕСОВА.

Болезни глаз у пожилых: как вовремя их заметить

— Татьяна Андреевна, что такое макулярный разрыв?

— Начнем с того, что такое макула. Известно, что человеческий глаз состоит из трех оболочек — фиброзной, сосудистой и сетчатки. Изнутри глаз выстлан сетчаткой. Макулой называется центральная зона сетчатки. Макула отвечает за четкое и ясное зрение. Иногда случается так, что в центральном отделе сетчатки образуется отверстие или сквозной дефект — его и называют идиопатический макулярный разрыв (ИМР). Это заболевание приводит к существенному снижению центрального зрения, искажению изображения, к затруднению работы на близком расстоянии и чтению. Эта патология довольно распространена — она встречается в 1,7–3,3 случая на 1000 человек, и чаще у женщин (в 72% случаев), чем у мужчин. Риск его возникновения растет с возрастом, примерно после 40 лет. И если ИМР диагностируют на одном глазу, то, по современным данным, в 10–15% случаев разрыв может возникнуть и на втором глазу в течение ближайших пяти лет.

Болезни глаз у пожилых: как вовремя их заметить

— Почему это происходит?

— Мы до конца не знаем точно природы этого заболевания. Но есть факторы риска. В первую очередь особое патологическое крепление стекловидного тела к сетчатке, пол, возраст (риску подвержены люди в основном старше 60 лет). При этом наследственность роли не играет.

— Каковы первые симптомы этой болезни?

— Они бывают далеко не всегда. А если и бывают, не все их замечают. Нередко это является находкой во время планового осмотра, при исследовании глазного дна и проведении оптической когерентной томографии, которую, увы, сейчас делают не во всех регионах и зачастую платно. Ведь приходится ждать очереди на исследование, которая порой растягивается на месяцы, а пациентам нужна помощь срочно.

Когда имеется разрыв ткани сетчатки в самом центре, пациенты часто ничего не замечают — ведь мы смотрим обоими глазами. Можно провести элементарный тест. Посмотрите на обычную плитку на стене, поочередно закрывая глаза (у каждого офтальмолога есть специальный тест для этого, он называется тест Амслера). Если вы увидите, что линии становятся волнистыми, искривленными, расплываются, нужно срочно обратиться к специалисту. На поздних стадиях искривления становятся видны, даже если не закрывать одного глаза; при чтении текста выпадает или «прыгает» часть букв. Кроме того, перед глазом появляется фиксированное темное пятно. Оперативным лечением патологии сетчатки занимаются витреоретинальные хирурги.

— Наверное, это редкие специалисты?

— В 1990 годах было всего несколько специалистов на всю страну. Сегодня витреоретинальных хирургов становится все больше. Наши врачи получили возможность посещать конференции, посвященные вопросам витреоретинальной хирургии, стажироваться в ведущих институтах страны, обучаться за рубежом. Клиники закупают специальное оборудование — поэтому и специальность приобретает распространение.

— ИМР лечится?

— Лечению на ранних стадиях (когда стекловидное тело лишь начало отслаиваться от сетчатки, тянет ее в центральной области, но до разрыва дело еще не дошло) помогает операция — витрэктомия, которая, относится к классу высокотехнологичных. Делаются крохотные проколы в склере, а потом стекловидное тело удаляется вместе с пленкой, которая крепится к сетчатке и тянет ее. Такая операция предотвращает дальнейший разрыв. Конечно, для ее проведения требуется очень дорогостоящее оборудование, большая часть расходных материалов для которого производятся только за рубежом. При разрыве сетчатки такую операцию тоже делают, но чем больше разрыв, тем выше риск, что он может не закрыться.

— Что тогда может помочь?

— Сегодня существует несколько достойных методик, позволяющих помочь пациенту с таким серьезным заболеванием. Одной из них, эффективной и безопасной, является использование собственной плазмы пациента для закрытия макулярного отверстия. Впервые, три года назад, ее провел замдиректора по лечебной работе МНТК им С.Н.Федорова Дмитрий Олегович Шкворченко совместно с врачом-офтальмологом, аспирантом МНТК Евгенией Александровной Крупиной. Метод основан на применении аутологичной богатой тромбоцитами плазмы крови (БоТП). Суть: у пациента забирается в пробирку кровь из вены, центрифугируется, в результате чего получается плазма, обогащенная тромбоцитами. Эту жидкость наносят на макулярное отверстие, и она формирует тромб, который стягивает края разрыва. Закрытия разрыва удается добиться в 100% случаев. Это показала практика проведения таких операций у 152 пациентов в МНТК. Это очень внушительные результаты. Методику начали у нас постепенно тиражировать. Дмитрий Олегович проводит показательные операции на конференциях по витреоретинальной хирургии с международным участием (они проходили в Москве, Сочи и Санкт-Петербурге). Дополнительные расходные материалы для выполнения такой операции небольшие. А лечебные свойства плазмы известны уже давно — ее применяют и в косметологии, челюстно-лицевой хирургии, в травматологии.

Болезни глаз у пожилых: как вовремя их заметить

— Эта операция выполняется бесплатно для пациентов?

— Любое высокотехнологичное лечение сетчатки включено в программу госгарантий и должно предоставляться бесплатно. Но реальность такова, что пациентам нередко приходится ждать очереди, в то время как помощь им требуется срочно. Чем дольше человек ждет, тем меньше у него шансов восстановить зрение. В Москве эта проблема менее выражена, а вот в регионах весьма актуальна. Операция стоит дорого, от 50 тыс. до 150 тыс. рублей. Когда я стала сталкиваться с такими пациентами, которым нужно помочь срочно, решила создать фонд. Привлекла к сбору средств своих друзей, родных. 13 марта 2017 года появился наш фонд, а первая операция на его средства проведена 24 июня в московской клинике «Центр хирургии глаза». Нашей первой пациенткой стала Татьяна Васильевна, у которой заболевание макулы развилось на фоне окклюзии вены сетчатки. Она долго ждала квоту, а потом решила делать операцию платно. Женщина воспитывает троих внуков — ее невестка умерла от рака. Когда я ей предложила прооперироваться за счет фонда, она долго не могла поверить своему счастью. Конечно, мы бы хотели помочь огромному числу пациентов. Мы умеем делать такие операции, нет необходимости направлять пациентов за границу. Но все зависит от наличия финансовых средств на счету фонда. Когда я стала искать больше возможностей для привлечения средств, то обнаружила программу «Особый взгляд» благотворительного фонда «Искусство, наука и спорт», который принадлежит Алишеру Усманову. Я написала письмо. Мария Мельниченко, руководитель данной программы, на следующий же день ответила и пригласила меня для общения. Далее фонд Усманова изучил нашу деятельность, и мы стали сотрудничать. Самостоятельно наш фонд провел летом 2017 года первую благотворительную неделю витреоретинальных операций, а затем, совместно с программой «Особый взгляд», нам удалось провести еще две недели благотворительности. В первую удалось прооперировать 9 пациентов. Во вторую, которая проходила в ноябре 2017 года, — еще 14 в трех клиниках Москвы: «Центре хирургии глаза», офтальмологической клинике профессора Куренкова и в офтальмологическом отделении клиники «К+31» под руководством СИ.Абрамова. Третья неделя прошла совсем недавно в Перми, в клинике «Три-З», — это первый регион, в который мы вышли, мы прооперировали бесплатно 13 человек. Пока наши возможности все-таки ограничены.

— У вашего фонда есть и другое направление деятельности…

— Да, и оно на сегодняшний день основное. Это содействие в образовании. Образовательную задачу мы считаем главной в деятельности нашего фонда. Мы уже создали Школу витреоретинального хирурга, где врачи с небольшим хирургическим стажем учатся у экспертов, набираются опыта, узнают о нюансах, о которых невозможно прочитать в книжках. Мы проводим мастер-классы для хирургов, участие в них для них бесплатное. Таких мастер-классов состоялось уже три — два в Москве и один в Ставрополе. В общей сложности в них приняли участие более 50 хирургов. В будущем мы мечтаем приглашать иностранных коллег-экспертов для участия в наших школах. Мы не отстаем сегодня в хирургической технике от наших коллег из других стран, но технологии приходят из-за рубежа, и это возможность узнавать обо всех новинках индустрии из первых уст.

— Участвует ли ваш фонд в социальных проектах?

— Да, для повышения качества жизни семей со слабовидящими или слепыми детьми с таким тяжелым заболеванием, как ретинопатия недоношенных, в сентябре 2018 года в Самаре запускается проект «Школа осознанного родительства».

Руководитель, инициатор этого направления — Петрачкова Марина Сергеевна, врач-офтальмолог Самарской областной клинической офтальмологической больницы им Т.И.Ерошевского. Она ежедневно занимается не только с лечением таких непростых детей, но и общается с их родителями и родными, которые находятся в стрессовом состоянии. Совместно с руководством клиники, главным врачом, профессором Золотаревым Андреем Владимировичем и психологом Л.В.Французовой, разработана система психологической поддержки для семей со слабовидящим или слепым ребенком.

— Какие новинки вы считаете особенно перспективными?

— Большие надежды мы возлагаем на генную терапию. В мире уже созданы препараты генной терапии, которые вводятся внутрь глаза, для лечения слепоты, вызванной заболеваниями сетчатки, например, препарат люкстурна при пигментном ретините. В России есть группа ученых под руководством Марианны Ивановой, которые ведут исследования в области офтальмогенетики. Первый этап исследований при поддержке фонда «Со-единение» по подготовке группы пациентов с тугоухостью и потерей зрения (синдром Ушера) для возможного применения генной терапии завершился в прошлом году. Ведутся исследования и по лечению пигментного ретинита — наш фонд планирует принимать в них участие. Генная терапия и терапия стволовыми клетками в нашей стране пока развиты не в полную силу, но работа ведется, эти методы открывают колоссальные возможности для лечения пациентов.

Мы ищем любые возможности поддерживать наши проекты, образование врачей. Чем больше у нас будет квалифицированных, грамотных врачей, тем лучше мы будем лечить наших пациентов. А пациенты должны минимум раз в год проходить профосмотры у офтальмолога, и обязательно с тщательным осмотром глазного дна при широком зрачке. А еще нужно постараться бросить курить, следить за артериальным давлением, правильно питаться — например, средиземноморская диета с преобладанием овощей, фруктов и рыбы существенно снижает риск развития заболеваний центральной области сетчатки. Ведь зрение человека — это дар, который позволяет нам видеть улыбки родных, красоту окружающей нас природы и в целом жизнь.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *