Главная » Культура » Черный список «незалежной»

Черный список «незалежной»

Опубликован перечень книг, запрещенных к ввозу на Украину.

Недавние события в Киеве, связанные с нападениями нацистов на РЦНК, на представительство Россотрудничества, а также подписание Петром Порошенко закона по Донбассу подвигли к тому, чтобы проанализировать тот перечень книг, который не так давно был опубликован на правительственном портале в качестве книг, запрещенных к ввозу на Украину. Причем, как было указано, содержание этих книжных изданий «направлено на ликвидацию независимости Украины, пропаганду насилия, разжигание межэтнической, расовой, религиозной вражды, совершения террористических актов, посягательства на права и свободы человека».

В списке 137 позиций, правда, повторы и ошибки, но включены как раз авторы, которые не то что не совершали ничего из того, в чем их обвиняет пространное название перечня, а напротив — эти произведения как раз направлены против пропаганды насилия, разжигания межэтнической, расовой, религиозной вражды, совершения террористических актов, посягательств на права и свободы человека на Украине. Однако нынешняя идеологическая доктрина Украины, как повелось, всё выворачивает наизнанку, черное называя белым и наоборот.

В перечень, составленный исключительно на русском языке, включены — кем-то очень озабоченным — книги, которые вышли в свет как до майданного переворота, по горячим следам майдана, так и после него.

 

Умный читатель этих книг пришел бы к выводу, что они являются как раз свидетельством заботы об Украине и любви к ней. Сам по себе перечень и такое количество книг свидетельствуют о том, что в России и на Украине есть авторы, для которых судьба Украины и её народов далеко и глубоко не безразлична.

 

Трудно сказать, в какой последовательности выстраивался этот спешный перечень авторов и произведений, но не в хронологической и не алфавитной.

Открывают перечень книги известного прозаика Захара Прилепина (две московских книги 2016 г.), общественного деятеля Новороссии Павла Губарева (книга «Факел Новороссии», 2016), Семена Пегова (2016). Пегов, военный корреспондент в ДНР московского информационного агентства, будучи также литератором, дал свой короткий ироничный комментарий в соцсетях: «В списке запрещенной литературы на Украине моя книжка “Я и рыжий сепар” заняла почетное пятое место. Как начинающий автор, я, конечно же, доволен результатом. Спасибо жюри».

Михаил Погребинский, один из самых известных украинских политологов, директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии, в разное время он был советником премьер-министра Украины В. Пустовойтенко и главы администрации президента Украины В. Медведчука, представлен в перечне книгой «Украина. В ожидании неизбежного» (2016). «Европа, уже уставшая от Киева, сделала для себя определенные выводы, трагические для нынешней украинской власти. В целом, хотя, говорят, что всегда может быть хуже, но мы приближаемся к той точке, когда хуже быть уже не может», — пишет М. Погребинский. Вряд ли эти трезвые, правдивые, горькие констатации могут быть названы антиукраинскими.

Книги в перечне — разножанровые. Есть аналитические, а есть репортажно-событийные, а также художественные.

Конечно, киевской власти невозможно принять книги Михаила Поликарпова «Игорь Стрелков — ужас бандеровской хунты. Оборона Донбасса», «Командарм Игорь Стрелков», вышедшие по горячим следам «русской весны» в 2014 г., а также книга «Донбасс. От Славянска до Дебальцево. Хроники, записанные кровью. Окопная правда гражданской войны» (2016).

Внятно назвал свою прозу (всего запрещено три его книги) Георгий Савицкий «Поле боя – Украина. Сломанный трезубец». Читаем анонс: «Самый злободневный фантастический боевик на самую актуальную тему! Третья Мировая начинается на киевском Майдане! Ближайшее будущее. Массовые беспорядки на Украине перерастают в гражданскую войну. При помощи «миротворческого контингента» НАТО, под прикрытием американской авиации и бронетехники, бандеровские каратели с «трезубцем» на погонах начинают геноцид русскоязычного населения, стирая с лица земли целые города. Гибнет в огне Полтава, разрушен до основания Днепропетровск. Все Левобережье, Крым и Новороссия поднимаются против оккупантов. Россия помогает бойцам Сопротивления новейшим вооружением, добровольцами и военными советниками».

Удивительно? Но еще удивительней тот факт, что книга написана задолго до евромайданных событий и киевского государственного переворота.

 

Запрещать эти книги — это все равно что пенять на зеркало, по известной поговорке, когда рожа крива.

 

Книга Александра Дугина «Украина. Моя война. Геополитический дневник» (2015) представляет собой подборку личных впечатлений, переживаний, эмоций, размышлений, интеллектуальных оценок, политических и социальных прогнозов относительно трагических событий на Украине февраля-сентября 2014 г. Наблюдая и переживая трагедию Украины последних лет, автор предлагает читателю многосторонний исторический анализ, уникальное геополитическое и политологическое осмысление основных этапов кризиса государства Украина, пронзительные исторические и психологические характеристики главных действующих лиц современной драмы.

И разве не свидомые породили сегодняшнюю ситуацию? Всего у Дугина, как и у Дмитрия Goblinа Пучкова, запрещено по этому правительственному перечню два издания.

Найдем мы в списке книги и других российских политологов — Валерия Коровина «Конец проекта «Украина» (2015) и Николая Старикова (у него запрещены три книги).

Читаем В. Коровина, где что ни слово, то не в бровь, а в зеницу ока: «Называться и быть государством — не одно и то же. А если и быть государством — то каким? За двадцать с лишним лет независимости от России Украина так и не стала полноценным государством.

 

Израсходовав то, что досталось ей от СССР, выжав все соки из советских промышленных активов, избавившись от “чужеродной” русской элиты, Украина уткнулась в концептуальный тупик своего развития. Дальше в прежнем виде ей просто некуда двигаться. Для Европы она слишком дикая, нищая и нецивилизованная.

 

Для России — слишком русофобская, бандеровская и чрезмерно зараженная западными культурными кодами. Сам проект национального государства “Украина” устарел сразу же после своего провозглашения. Мир вошёл в эпоху больших блоков, где обеспечить безопасность можно только в рамках крупных наднациональных образований. Но и стать политической нацией не так просто. Необходимо сложиться как народ, с общим языком, единой культурной матрицей, и уж только после этого можно делать заход на преобразование в политическую нацию».

Это в корне верно, но нынешним властям в Киеве страшно, что эту простую правду узнают граждане страны.

Красноречиво говорят о себе как имена весьма известных и запрещенных киевской властью авторов, так и названия книг. Их следует как раз таки рекомендовать к прочтению, для полного и всестороннего понимая того, что же происходило и происходит на Украине. Например, Эдуард Лимонов, «Киев капут» (2015); Сергей Глазьев, «Украинская катастрофа. От американской агрессии к мировой войне?» (2015).

Академик Петр Толочко собрал в книге «Украина в огне евроинтеграции» (2015) свидетельства очевидцев трагических украинских событий конца 2013–2014 гг., а также размышления о месте Украины в глобализирующемся мире. Из них следует вывод сколь очевидный, столь и печальный. Глобализация, осуществляемая США и их союзниками будто бы в интересах свободы и демократии народов, в действительности преследует цель собственного мирового доминирования. При этом она всегда сопровождается процессами распада традиционного миропорядка, а следовательно, и человеческими трагедиями. Очередной в ряду стран, «осчастливленных» глобализационным вниманием Запада, оказалась Украина.

У Александра Каревина (Киев) запрещены две книги: «Исторические шахматы Украины. Герои и антигерои малорусской истории» (2015) и «Сумерки невежества. Технология лжи, или 75 очерков о современной фальсификации истории» (2016).

 

Известный историк и общественный деятель Наталия Нарочницкая (Москва) представлена книгой «Сосредоточение России. Битва за русский мир» (2015).

 

Далее следуют Александр Проханов с книгой «Новороссия, кровью умытая» (2016), Андрей Караулов «Геноцид русских на Украине. О чем молчит Запад» (2015), Леонид Ивашов «Радикальная доктрина Новороссии» (2014), Анатолий Вассерман «Украина и остальная Россия» (2013).

Некоторые известные блогеры-аналитики тоже включены в правительственный перечень с их сочинениями, оформленными как книги. У Льва Вершинина (putnik1) назовем две книги 2014 года — «Украина — вечная Руина. Гопак на крови» и «Евромайдан. Кто уничтожил Украину?». Борис Рожин (Colonel Cassad) представлен книгой «Война на Украине день за днем. Рупор тоталитарной пропаганды» (2015).

Дважды, видимо, по спешке и недосмотру, в список включена книга Мирославы Бердник (varjag2007) «Пешки в чужой игре. Тайная история украинского национализма», вышедшая в России в 2015 г. (первое издание было в 2010-м!). Дочь известного украинского писателя и правозащитника Олеся (Александра) Бердника — классический представитель украинской интеллигенции, которую к числу «засланців Кремля» не могут отнести даже зоологические националисты. Тем убийственнее для них звучит правда из ее уст — пример подлинного патриотизма и любви к своему Отечеству, в отличие от псевдопатриотов, возомнивших себя «учителями нации». Автор проливает свет на истоки украинского национализма (исключительно галицийского фактора), открывая подлинное обличье этого явления — лицо измены.

По нашей просьбе М. Бердник дала краткий комментарий: «Глубоко символично, что мои книги (книга 2008 года издания была запрещена украинским Кабмином в 2017 г.), запрещают те, кто в свое время запрещал книги моего отца. В своей книге “Пешки в чужой игре” я на основе архивных документов из украинских архивов, мемуаров и документов самих националистов раскрываю малоизвестные страницы украинского национализма — от его зарождения до новейшего времени. И мне непонятно, как правда об украинском национализме может покушаться на территориальную целостность Украины или угрожать национальной безопасности Украины».

В запретном списке и Андрей Ваджра с книгами 2015 года — «Украина, которой не было. Мифология украинской идеологии», «Самоубийство Украины. Хроника и анализ катастрофы».

Список замыкает Наталья Поклонская своим новоизданным томом «Преданность Вере и Отечеству» (2018).

О чем свидетельствует решение Кабмина Украины о запрете книг? О боязни процессов, происходящих в стране.

 

Эти книги, повторюсь, как раз против пропаганды насилия, разжигания межэтнической, расовой, религиозной вражды, совершения террористических актов, посягательств на права и свободы человека на Украине.

 

Этот запрет книг совпал с появлением в украинских СМИ резких и внятных оценок ряда экспертов-очевидцев того, что творится сегодня на Украине. Так что списки списками, перечни перечнями, а процесс антимайданного отрезвления в умах граждан Украины все-таки идет.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *