Главная » Политика » Дурдом-2018: почему предвыборные дебаты превратились в балаган

Дурдом-2018: почему предвыборные дебаты превратились в балаган

Реалити-шоу «Выборы президента РФ» вышло уже на финишную прямую, а приличного скандала, вопреки законам жанра, все не было и не было. И вот на этой неделе долгожданное наконец случилось: участники сперва обвинили друг друга во всевозможных грехах, не исключая блудного («уберите эту проститутку»), а затем, забыв о взаимных обидах, устроили совместный бунт против телеканалов, навязывающих кандидатам неприемлемый для них формат «лобного места».

Заводилой восстания, как водится, стал кандидат от КПРФ. "То, что сейчас здесь происходит, — это не дебаты, — заявил Павел Грудинин в ходе очередного кандидатского "баттла". — Это базар, это какие-то крики с места. Дебаты — это когда ты споришь с соперником… Центральная избирательная комиссия и центральные каналы не хотят, чтобы мы спорили один на один… Я считаю, что эти дебаты не имеют права на жизнь, и поэтому покидаю эту студию".

По словам Грудина, ранее его штаб направил руководству телеканала письмо с предложением "сделать все по-другому". Которое, сокрушается кандидат, было проигнорировано. Но, однако, не осталось гласом вопиющего в пустыне: инициативу подхватили еще три кандидата — Владимир Жириновский, Сергей Бабурин и Ксения Собчак.

Их подписи — плюс подпись Грудинина — стоят под коллективным обращением к председателю ЦИК Элле Памфиловой: "Кандидатами на пост президента РФ принято консолидированное решение потребовать изменения формата дебатов и времени выхода в эфир. Дебаты должны выходить на телеканалах в лучшее время с 20.00 до 22.00. Во время дебатов кандидаты должны иметь возможность спорить друг с другом напрямую, количество дебатирующих не должно превышать 2-4 человека".

Требования эти никак нельзя назвать абсурдными. Кандидатские теледуэли "один на один" — общемировая практика. Кстати, и в России во время предыдущей президентской кампании практиковался в основном именно такой формат. О том, что теперь все будет по-другому, что все участвующие в дебатах претенденты на высший государственный пост будут участвовать в теледебатах скопом, одновременно, стало известно три недели назад, во время жеребьевки по распределению между кандидатами бесплатного эфира.

В тот момент, удивляется Элла Памфилова, никто из кандидатов претензий к форме проведения словопрений не высказывал. Впрочем, уже тогда в ЦИК четко дали понять, что такие претензии не принимают: теле- и радиокомпании, мол, определяют формат самостоятельно. "Это их право, — сказала, как отрезала, член ЦИК Майя Гришина. — Центральная избирательная комиссия в формировании сетки не участвует". Гришина подчеркнула, что термин "дебаты" в избирательном законодательстве вообще отсутствует. Есть понятие "совместные агитационные мероприятия", и предложенный кандидатам формат "круглого стола" ему вполне соответствует.

Сейчас, после коллективного кандидатского протеста, в Центризбиркоме высказываются менее категорично. К тому же, как выяснилось, политика телеканалов не по душе и некоторым избиркомовцам. Резкой критике, например, подверг ее член комиссии Евгений Колюшин, посетовавший на недавнем заседании ЦИК на то, что раньше с кандидатами хотя бы темы дебатов согласовывали, сейчас же "эта практика разрушена". Памфилова пообещала провести с телевещателями "соответствующие консультации". Оговорившись, правда, что разговор будет очень деликатным и что посягать на компетенцию каналов в ее планы не входит.

В общем, ждать радикального изменения сценария, похоже, не стоит. Тем более что закон о выборах президента и впрямь на стороне "организаций телерадиовещания". Их гражданский долг ограничивается необходимостью: а) отвести половину (две третьих в случае второго тура) предоставленного кандидатам бесплатного эфирного времени "для проведения дискуссий, "круглых столов", иных совместных агитационных мероприятий"; б) обеспечить равные условия использования кандидатами этой доли эфира. Все. В какой форме проходят "совместные агитационные мероприятия" — по лекалам передачи "К барьеру" или шоу "Дом-2" — это, говоря без политеса, не наше собачье дело.

Как видим, предпочтение нынче отдано последнему варианту. И мотивы решения абсолютно прозрачны. Во-первых, выбранный формат обеспечивает максимально возможные для такого жанра рейтинги. Перманентная драка между запертыми в одну студию оппонентами намного более смотрибельна, чем велеречивые кандидатские монологи. Последние были бы интересны только в том случае, если бы у кого-то из "великолепной семерки" был хотя бы малейший шанс воплотить свои амбиции в жизнь.

Второе и, возможно, определяющее обстоятельство: получившийся балаганчик выгодно подчеркивает достоинства кандидата, изначально отказавшегося от дебатов.

Но все, как известно, хорошо в меру. Ксения Анатольевна абсолютно права, утверждая, что копия во многом даже превзошла оригинал, что участники "Дома-2" ведут себя приличнее некоторых участников нынешних дебатов. Это уже какой-то "Дурдом-2". Или, точнее, "Дурдом-2018". Утешить "пациентов" может лишь то, что скандалы — это, весьма вероятно, единственное, чем запомнится электору их участие в этих столь предсказуемых, но таких забавных "больших гонках".

Мнение экспертов о том, может ли участие в дебатах повлиять на избирательный рейтинг кандидатов разделилось.

«Дебаты выгодны кандидатам второго эшелона, — считает политолог Константин Калачев. — У них была и есть возможность набрать очки за счет первой тройки. На сегодняшний день рейтинги выше статистической погрешности лишь у Путина, Жириновского и Грудинина. Догоняющие имеют возможность привлечь внимание к себе, как это сделала Собчак, облив Жириновского водой. Сурайкин мог оттоптаться на Грудинине. Явлинский мог бы заработать очки на антивоенной риторике и критике Путина. Но в плане подготовленности пока выделяется только Собчак. Для аутсайдеров работает принцип — всё реклама, кроме некролога. Коридор их возможностей значительно шире. С точки зрения опыта, ораторских навыков, умений использовать разные уловки и способы привлечения внимания к себе у опытной телеведущей, которой не чужды также театр и кино, есть определенное преимущество».

Калачев уверен, что дебаты — это в первую очередь шоу. «Тут главное эмоции и артистизм. Некоторым участникам этого не хватает», — отмечает он.

По словам политтехнолога Аббаса Галлямова, дебаты — это очень серьезный механизм предвыборной борьбы за рейтинг, впрочем, с одной оговоркой — не в России.

«Иногда дебаты способны определить судьбу выборов. Известно, например, что в 1960-м Кеннеди смог выиграть выборы у Никсона именно благодаря дебатам, — пояснил он. — Во многом именно дебаты помогли Обаме победить в 2012-м году Митта Ромни. Однако к нынешним российским дискуссиям кандидатов по телевизору все это ни в коей мере не относится. Во-первых, в них не участвует главный кандидат. Это обессмысливает дебаты на 90%. Из реальной схватки они превращаются в пустое представление, которое на финальный результат никак не влияет. Вторая проблема — неудобное время показа. Два ключевых канала — поставили их рано утром, когда люди бегут на работу, и поздно вечером, когда люди уже ложатся спать. Третья причина — сам формат. Он выстроен так, что дискуссии кандидатов там практически не происходят. Каждый разговаривает с ведущим, пока остальные его слушают. Это слишком академично и скучно. Такие дебаты массовой аудитории не интересны, в них нет необходимой драматургии. Поэтому на финальный расклад голосов они никак не повлияют».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *